Борис свешников

Личная жизнь

9 июля 1940 года Борис женился на 19-летней красавице Зое Сорокиной. До свадьбы влюбленные 4 года встречались, вместе ходили в театры, музеи и филармонии. Щербаков не только неоднократно писал портреты жены, но и посвящал избраннице стихи.

Большую часть блокады Ленинграда супруга живописца и его теща прожили в осажденном городе: Зоя Анатольевна, будучи студенткой медицинского вуза, работала в госпиталях. Перевезти родственников в Москву Щербаков смог лишь в 1943 году, причем вначале семья ютилась в маленькой комнатке в коммунальной квартире в Подколокольном переулке.

В 1948 году Зоя Анатольевна подарила мужу дочь Галину, которая, повзрослев, стала искусствоведом. Щербаковы жили в просторной квартире, служившей художнику и мастерской, на улице Горького в Москве. Лето семья обычно проводила в Подмосковье, причем критерием выбора дачи служило наличие поблизости живописных мест, пригодных для написания пейзажей. Одним из самых известных среди них стала картина «Русь подмосковная».

У Бориса Валентиновича всю жизнь было много друзей как среди коллег, так и среди ученых, литераторов и военачальников, портреты которых он рисовал. В 70-х годах XX века в ходе создания серии молдавских пейзажей Щербаков подружился с первым секретарем ЦК Компартии Молдавской ССР Иваном Бодюлом, а также дочерью партийного чиновника, начинающей художницей Натальей, которую часто брал с собой на пленэры.

Жизнь

Путь от Москвы до Ухтижемлага (в г. Ухта-Ижвеск области) — через многие пересыльные тюрьмы — длилось более месяца. В многолюдном Столыпинские вагоны, Свешников встретился с офицерами Власовская армия, Советские военнопленные, бандиты и другие преступники, члены запрещенных религиозных сект, а также политические заключенные, которых, как и Свешников, заклеймили «террористами».

В Лагере 15, одном из многих лагерей в Архипелаг ГУЛАГСвешников проработал около двух с половиной лет. Заключенных в лагере заставляли работать по десять-двенадцать часов в день на рытье и прокладке газопроводов, независимо от минусовых температур зимой, достигавших -40 ° C (-40 ° F), и независимо от облачности. кровососущие мошки. Он продержался около двух лет, после чего потерял сознание от крайнего истощения и был списан как «отходы производства» в лагерной больнице вместе с другими «конченными», обреченными на смерть. Фортунатли, друг его семьи, геолог Николай Николаевич Тихонович, который находился в лагере в 1937 году и одно время руководил геологическими работами в системе Ухтижемлаг, сохранил там некоторые профессиональные связи и вмешался от имени Свешникова. Осенью 1948 г. его перевели в Ветлосян лагерь для «инвалидов» и был назначен ночным сторожем на деревообрабатывающий завод. Характер этой должности дал ему возможность создать ряд рисунков карандашом и тушью на бумаге, которые сегодня составляют важную часть его творчества. В чулане ночного сторожа, тайком, по ночам, Свешников начал рисовать. Его близость к соседней живописной мастерской, где трое заключенных обслуживали «эстетические потребности» лагеря, то есть готовили плакаты, создавали дизайн плакатов и рисовали портреты Сталина, позволили ему получить некоторые художественные материалы. Иногда к нему приходили «клиенты», и он писал на маленьких листочках их портреты, которые заключенные отправляли в письмах родственникам. В 1954 году Свешников был освобожден.

После освобождения Свешников продолжал работать в стиле фантастического реализма, который он выработал в сибирских трудовых лагерях. Как ни странно и, возможно, саркастично, Свешников вспоминал лагерные годы как период «абсолютной свободы творчества». «Я получил свой паек хлеба и нарисовал то, что хотел. Меня никто не контролировал. Никто не проявил ко мне никакого интереса ». Несмотря на несправедливость, причиненную ему правительством, и несмотря на то, что Свешников считается мощным представителем советского нонконформистского искусства, художник никогда не воспринимал себя как диссидент. Напротив, работа Свешникова во многом личная и аполитичная. Как однажды сказал художник: «То, что я рисовал дома, я делал для себя … Все мои работы посвящены могиле».

Картины Бориса Свешникова экспонировались в галерее Москва-Петербург в Москве. Париж (1979), Русский музей в изгнании в Montgeron, Франция (1979), Музей советского неофициального искусства в изгнании в г. Джерси-Сити (1981), Пушка и Рассел Ротонды на Капитолийский холм (1983), Культурный центр Мербушера в Meerbusch, Германия (1984), Национальный музей современного искусства в Париж (1988), и Галерея Мими Ферзт в Нью-Йорк (1999). Некоторые из наиболее важных работ Бориса Свешникова находятся в Коллекции нонконформистского искусства Нортона и Нэнси Додж. Советский союз, в настоящее время размещается в Художественный музей Циммерли при Университете Рутгерса.

Смерть

В 55 лет Борис Валентинович перенес первый инфаркт. Едва начав идти на поправку, художник стал еще интенсивнее работать. Первым полотном, написанным на пути к выздоровлению, стала картина 1971 года «Апрельское солнце». Пейзаж Щербаков создал в больничной палате.

Когда художнику после выписки было противопоказано носить на пленэры складной стул, зонтик и этюдник, эти вещи мужа несла Зоя Анатольевна. Когда болезнь запирала живописца в 4 стенах, жена приносила в квартиру-мастерскую букеты цветов, которые Борис Валентинович запечатлевал в натюрмортах.

Последнее десятилетие сердце Щербакова билось при помощи кардиостимулятора. Поддерживать жизнь и работоспособность живописцу помогал врач Евгений Чазов, портрет которого Борис Валентинович успел написать.

Художник скончался в возрасте 79 лет через 2 недели после изумрудной свадьбы. По одним сведениям, сердце Щербакова перестало биться 24-го, а по другим — 25 июля 1995 года. Живописца похоронили на Ваганьковском кладбище Москвы рядом с отцом.

Детство и юность

Александр родился 30 августа (12 сентября по новому стилю) 1889 г., в семье коломенского мещанина Василия Яковлевича Свешникова и дочери коломенского купца-рыботорговца Елены Семеновны Нестеровой. С раннего детства ребенок выделялся музыкальностью и хорошим голосом, с восьми лет начал петь в церковном хоре. Там он стал постигать основы нотной грамоты, учился у старых хоровиков беглости пения нот с листа, немного повзрослев, заинтересовался приемами хорового пения.

После переезда семьи в Москву 16-летний Александр поступил в Московскую Народную консерваторию, под руководством многих маститых музыкантов изучал теорию музыки, занимался вокалом, осваивал навыки игры на оркестровых инструментах.

Творчество

Борис Валентинович считал, что задача художника — найти в истории народа момент значительный, в природе — момент, выражающий настроение, а в портрете — отражающий характер человека. В качестве названий работ живописец часто использовал поэтические цитаты или строки из песен («Мороз сребрит увянувшее поле», «Течет река Волга», «Широка страна моя родная» и т. д.).

О признании заслуг художника перед живописью свидетельствует как Государственная премия, полученная в 1952 году 36-летним Борисом за полотно «Заседание Президиума Академии наук СССР», так и тот факт, что в 1973 году министр культуры Советского Союза преподнесла картину Щербакова «Русская зима» в дар президенту США Ричарду Никсону. Слава позволяла живописцу запечатлевать на полотнах (например, в работе «Ростов Великий. Девичий монастырь») и купола церквей.

В 1956 году Борис Валентинович принимал участие в копировании шедевров Дрезденской галереи, возвращенных Советским Союзом Германской Демократической Республике. В ходе поездки на берега Эльбы Щербаков написал картины, ставшие основой персональной выставки «Люди и города ГДР».

Среди циклов наследника художественной династии выделяются «Белая серия», объединившая портреты Героев Советского Союза, и серия пейзажей, написанных в уголках России, вдохновлявших литераторов: Александра Пушкина и Михаила Лермонтова, Льва Толстого и Ивана Тургенева, Антона Чехова и Михаила Шолохова.

Заключение

Почти 30 лет Александр Васильевич Свешников стоял во главе хорового искусства и хорового воспитания Советского Союза. Благодаря его увлеченности, энтузиазму и высочайшему профессионализму русская песня стала широко звучать не только на родных просторах, но и на мировой сцене.

Многие песенные обработки Свешникова, такие как «Гибель Варяга», «Ах ты, степь широкая», «Вдоль да по речке», «Вечерний звон», и сегодня остаются лучшими образцами переложения народного творчества, а Государственный хор русской песни с 1992 г. заслуженно носит имя своего создателя.

Детищем замечательного детского педагога Свешникова, также носящим его имя, стало и Московское хоровое училище, выпустившее из своих стен множество знаменитых вокалистов, композиторов и дирижеров.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Енот на Волге
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector